Пресноводные креветки макробрахиумы

Пресноводные креветки макробрахиумы

Пресноводные креветки макробрахиумы

Пресноводные креветки макробрахиумы

На Киевской городской аквариумной выставке (что на Рогнединской) я и увидел этих созданий. На мой вопрос, как они называются, ответа не получил. Узнал лишь, что поступили они из Германии. Хотел было задать еще пару вопросов, но не успел. Получил в руки банку с тремя «кентавриками»: одним самцом и двумя самками. Игорь Оболешев лишь улыбнулся, услышав мой вопрос об особых условиях содержания и разведения: «Главное — довези домой!»

Упакованная в 2-х литровую бутылку, семья «туристов» с помощью трех пар усиков активно совещалась между собой о перспективах дальнейшего бытия и объясняла что-то друг другу длинными клешнями.

Погода была теплая. Кутать и обогревать приобретение не было необходимости. Проблема состояла в другом. Нужно было ехать в Борисполь, затем на вокзал и поездом – в Николаев. Подъезжая к «Бори-сполю», я обратил внимание, что питомцы побледнели и стали мало двигаться.

Урок первый

Фактор укачивания. Оказывается, водные организмы тоже подвержены этому недугу. Поэтому, при продолжительной транспортировке креветок, целесообразно помещать плавающий субстрат в емкость с длинностебельными растениями: элодеей, кабомбой, роголистником.

Уже дома в бутылке обнаружил три тельца, не подающих никаких признаков жизни. Температура воды +20 С. Требуется реанимация. Добавляю воду из предполагаемого водоема 1/1. Через минуту начали подрагивать усики, дернулись ногочелюсти, ножки…В общем, ожили ребята!

Урок второй

Пресноводные креветки очень чувствительны к насыщению воды кислородом и плохо переносят даже умеренную гипоксию.

Оценивая состояние как стабильное с положительной клинической диагностикой, я решил поместить пациентов на время реабилитации в 200-литровую «палату» – густо засаженный травник.

Аквариум 80х50х50 был запущен.

Оргстекло. Густо засажен растениями: анубиасами, криптокоринами Петча, Вендта, обратноспиральной лимнофилой, кабомбой и др. Грунт — морская галька 3-4 мм. Там обитали пять подростков пестрых стеклянных сомов, столько же коричневых анциструсов и десяток «снежинок» (жемчужно-белая пецилия парусная). Несмотря на утреннее время, «стекляшки» очень заинтересовались опускающимися на дно пятисантиметровыми креветками. Зато выставленная против незнакомцев щелкающая клешня заставляла их ретироваться. Как оказалось, ненадолго.

Через некоторое время присутствия новоселов уже обнаружить не удалось. Но во время кормления они неожиданно появились, поели и вновь исчезли.

На следующий день я с удовольствием отметил, что новые постояльцы активно изучали жилплощадь.

Они довольно быстро передвигались по аквариуму, и, казалось, для них не существовало никаких препятствий. Несуразно длинные клешни легко раздвигали густые заросли криптокорин, и лишь анубиасы им приходилось преодолевать по периметру.

Три пары усов находились в постоянном движении, соприкасаясь со всеми встречными объектами.

Живые организмы вообще не служили препятствия-ми, и лишь встреча друг с другом заставляла одного из них сходить с дороги.

Следующее утро принесло удивление. На дне аквариума образовались три мини-берлоги. Одна, самая большая, диаметром 6-7см и глубиной 2-2,5 см, воронка была в корневище анубиасанана в непосредственной близости от места подачи корма. В ней обустроился самец. Вторая, тоже под анубиасом, но чуть дальше, принадлежала более крупной самке. И третья – под нижними лапами лимнофилы.

С новосельем! Обжились.

Ночью я услышал какие-то странные щелчки, доносящиеся из аквариума. Как будто кто-то щелкал пальцем по лампе. Периодичности не наблюдалось.

Это вызвало обыкновенное любопытство, и я не поленился подойти.

Я включил свет и увидел рыскающих по всему аквариуму стеклянных сомов. Все понятно!

Урок третий

Аквариум необходимо плотно закрывать. Креветки могут совершать мощные, высокие прыжки.

Урок четвертый

О совместимости водных организмов.

Попытка «совместить несовместимое» зачастую приводит к разочарованию. Дело в том, что макробрахиумы активны ночью, стеклянные сомы в это время выходят на охоту. Вот и схлестнулись.

Надо сказать, что за все время содержания этого вида креветок я не отметил ни одного случая прямого проявления агрессии. В том числе, и пищевой, против представителей как своего вида, так и других животных. Через неделю утром я увидел на переднем плане аквариума растерзанное тело одной из креветок. Однако во всех «лежаках» находились живые и невредимые обитатели. Значит, это линька.

Так как самая маленькая креветка не выходила на кормежку, можно было предположить, что полиняла именно она. Правда, через два дня она исчезла. Бесследно! Тогда мне пришлось отсадить рыб. Щелчки прекратились.

Читайте также  Кардинал симпатичная рыбка

Еще через две недели произошла линька стар-шей самки, и через пару дней я увидел ее без клешни, но не придал этому значения.

Прошло еще немного времени. Мне удалось наблюдать, как самка откладывает яйца.

Устроившись на новом листе анубиаса, она подогнула под себя брюшко. Начались упорядоченные, согласованные движения брюшных лапок и задних ног. Яйца начали аккуратно и равномерно распределяться под брюшком.

Весь процесс продолжался около часа. После этого брюшко было приведено в естественное положение.

На плеоподах гроздями висели светлые яйца. Каждую секунду самка аккуратно и заботливо их встряхивала.

Вскоре она скрылась в лежке. Я начал считать дни.

Видимо, 200 литров – недостаточный объем для разведения Macrobrachium. Либо нужно было изолировать самца. Я видел, что он периодически преследует самку, но его притязания не несли выраженной агрессии, и я ограничился наблюдением.

Шло время. Яйца стали темнеть, и, как мне показалось, объем кладки увеличивался.

Минуло еще две недели. В аквариум в качестве будущего убежища для молоди я поместил обработанное синтетическое волокно.

Прошел 21 день. Все нормально! Вот завтра… А завтра самец остался один.

Я расстроился. Обзвонил всех друзей-приятелей.

В Одессе, Херсоне. Нигде нет. И вдруг под боком оказалась пара.

Правда, с самого начала разнополость пары вызвала у меня сомнения. Ну, а вдруг! Троицу поселили в 500-литровый травник с площадью дна 170х55 см.

Коряги, обросшие мхом и анубиасами, эхинодорусы, густые заросли криптокорин, мелколистные, длинностебельные – в общем, дна не видно. Грунт – гранитная крошка 10-15мм. Обитатели – самостоятельно поддерживающая численность (менее 100 штук взрослых) популяция Neocaridina Sp., два десятка якобинцев (черные скалярии с необычной формой тела), три десятка красных неонов, два десятка родостомусов, 15 штук хасемании и столько же вуалевого анциструса.

Обращаю внимание на то, что вся рыбка выращивалась с травяной креветкой сызмальства.

На следующий день я увидел обоих самцов без клешней. Одного – без правой, другого – без левой.

Самка без признаков инвалидизации. Время шло, клешни у самцов отрастали. Потом опять исчезали.

Юноша-самец превратился во взрослого самца. Он тоже стал терять клешни. И я извлек еще один урок: креветки не меняют пол даже в случае острой необходимости.

Так как этот аквариум не домашний, а экспозиционный, то время наблюдений несколько уменьшилось, но интерес к получению положительного опыта возрос. Отношения в креветочном прайде подлежат изучению. Мне кажется, что у Macrobrachium в группе существует ярко выраженная иерархия. Самый сильный самец занимает себе самую выгодную лежку и ходит, когда хочет и где хочет. Все остальные беспрекословно уступают ему дорогу. И так до самой мелкой особи.

Крупные экземпляры умудрялись выстраивать себе убежища даже в крупном гранитном гравии.

При этом за основу выбираются корневища анубиасов, закоряженные места, пышные основания лимнофил, и даже кокосы. Самки, в силу своего интересного положения, заниматься землеройными работами не могут. Они очень часто прячутся между крупными листьями эхинодорусов, в частности, они облюбовали крупный куст Rose. Я неоднократно их там обнаруживал при удалении лишних листьев. Они находят себе убежище под шапками яванского мха и под нижними листьями крупных лимнофил.

Некоторым, правда, иногда сразу не находится места, и они вынужденно бродят в поисках укромного уголка. Натыкаясь на лежки успешных соплеменников, шарахаются в сторону и бредут дальше.

Это жизнь!

Время шло. Креветки росли. Мне опять повезло.

Я стал свидетелем линьки взрослого самца. Самец вышел на опушку густых зарослей криптокорины, задумчиво пошевелил усами и замер. А потом начались элементы гимнастики и акробатики. Наиболее интенсивно он разминал сочленение между головогрудью и брюшком. Тело изгибалось вверх и вниз. Конечности беспорядочно двигались.

Он падал и терся о гравий то одним, то другим боком. Все это очень напоминало эпилептический припадок. Так продолжалось несколько минут. Зрелище настолько захватило меня, что я забыл про фотокамеру. Вдруг панцирь на спине лопнул, вернее, трещина появилась по шву между карапаксом и брюшком. Быстрый изгиб – и молниеносное выпрямление.

Читайте также  Моэнкаузия бриллиантовая (Moenkhausia pittieri)

Молодец выскочил из старых доспехов, обновленный и чистый. На минутку замер, отдышался. Стал практически прозрачным! Видны его желто-бежевые жабры. Затем он провел одной клешней по другой, потом наоборот. Как будто снял перчатки. Еще минуту о чем-то думал и медленно ушел в дебри, осознавая свою временную уязвимость. Через некоторое время он вернулся и долго что-то выбирал и поедал из своей прежней оболочки. Видимо, для ускорения кальцификации нового панциря.

Урок пятый

Наступил пик лета. Температура воздуха +30 С.

Температура воды в аквариуме такая же. Наши питомцы очень чувствительны к высокой температуре воды (до 30 С, при температуре выше 32 С креветки погибают). Никакие емкости со льдом не помогают.

Спасают лишь активная аэрация и частая подмена воды. Но без неприятностей не обошлось.

Урок шестой

Наступила осень. Молодежь, видимо, достигла зрелости. Однажды вместе со сброшенным «чехлом» я заметил самку без обеих клешней, а еще через несколько дней ее полеподы были густо усеяны прозрачными яйцами.

Сопоставив эти события со своим предыдущим опытом, я сделал вывод: отсутствие одной или обе-их клешней у самки – это не признак внутривидовой агрессии. Это свидетельство любовной страсти?!

Опять я начал считать дни. Самка исчезла, но меня это уже не удивило. Она умело пряталась в потаенных местах. Прошли ориентировочные сроки – ничего не наблюдалось. В аквариуме никаких новостей.

Внимательно промываю фильтр, потому что часто отлавливал попадавших туда мальков и неокаридин.

Недели через три, осматривая аквариум, заметил, как неокаридины как-то неестественно передвигаются по дну. Ведь их амплуа – носится в толще воды, перепархивая с ветки на ветку, как птички. А тут соразмеренная поступь с высоко поднятой головой да еще хвост-брюшко с выраженным изломом. Пригляделся – у них еще и клешни-волосинки торчат вперед.

Ну, точно кентаврики!

А количество! Казалось, все дно шевелится. Миграция лангустов на отмель. Ну, наконец-то, свершилось. Без стимуляций, без ампутаций, без отсадок, без спецпайка. В общем водоеме под присмотром двух десятков скалярий-гурмэ и хасеманий. Получилось!

Однако молодежь решил все-таки убрать. На следующее утро прихожу с сачками и емкостями, а панорама-то пустая! Двух-трех «кузнечиков» всего и вижу. Опять загадка! Некому их в этом аквариуме съесть в жестком панцире. Да и размер их 12 мм. Через несколько дней все прояснилось. Оказывается, то был их первый разведывательный массовый выход в мир из густых зарослей.

И так случалось с каждым новым поколением. Побродив и собрав информацию, молодежь возвращалась назад, как будто для обдумывания проблемы, кем стать в дальнейшем.

Должен признаться, что выловить сотню «кузнечиков-кентавриков» из 500-литрового аквариума – дело нелегкое. Во-первых, они практически прозрачны. Во-вторых, передвигаются они довольно быстро. В-третьих, в патовой ситуации их молниеносные скачки человеческий, да и рыбий (как я неоднократно убеждался) глаз отследить не в состоянии.

Поэтому для дальнейших наблюдений оставил два десятка, с остальными же расстался. Детвору посадил в тот же аквариум, где начал с их родственниками ровно год назад. Соседями стали около тридцати 5-сантиметровых подростков черного меченосца и неокаридины. Во время еженедельной чистки аквариума с помощью сифона есть смысл пропускать сливаемую воду через сачок. Тогда бесстрашные кентаврики не окажутся в канализации.

Растительный мир остался без изменений.

Попав на новое место, кентаврики обследовали площадь дна, высоту анубиасов и, как и их родители, выбрали себе места постоянной дислокации. В дневное время, как я обратил внимание, они дальше чем на 15-20 см от своих точек не отходили.

Уже в этом возрасте у них отсутствует чувство страха. Приближающийся черный меченосец совершенно не вызывает состояния паники: поворот в сторону пришельца и вытягивание навстречу волосинок – клешенок. А если им удалось захватить личинку комара – мотыля, то они не расставались с ней ни при каких обстоятельствах. Стычек между малышами я тоже не наблюдал. Расходятся они по обоюдному согласию.

Похожее ...

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о